Радости и печали Лондонского марафона

Хотя Лондонский марафон проводился уже не в первый, а в двадцать первый раз, он застал меня врасплох. По прилете в британскую столицу я ожидал увидеть что угодно, даже повторение прошлогодних бунтов (а после часовой очереди в Хитроу согласился бы и поучаствовать в них), но только не толпу болельщиков на площади перед Букингемским дворцом.

Оказалось, что прямо возле резиденции королевы проходит финальный отрезок 26-мильной дистанции, начинающейся в Гринвиче. Чуть дальше, на Молле, обнаружились финишные ворота с секундомером и трибуны для ВИПов и зрителей со специальными приглашениями.

Я попал к Букингемскому дворцу около полудня и застал финиш середнячков, которым для преодоления дистанции понадобилось по три с лишним часа. Звезды финишировали за час до того, а к полудню число бегунов, преодолевших дистанцию, достигло 10 тыс.

Болельщики с искренним энтузиазмом приветствовали пробегавших мимо марафонцев. С удвоенной силой подбадривали тех, кто от изнеможения замедлял бег. Позднее выяснилось, что плотная толпа зрителей была не только у самого финиша, но и на Вестминстерской площади и на набережной, по которой шла трасса. Поддержать бегунов пришли и уличные музыканты, которые разнообразили бодрыми карибскими мотивами популярные хиты, гремевшие из динамиков вдоль марафонской трассы.

Многие марафонцы тоже постарались не просто преодолеть дистанцию, но и выделиться из общей массы. Кто-то надел пеструю майку, кто-то придумал себе безумный головной убор (одно трио бежало в ядовито-зеленых клоунских париках), а самые отчаянные нарядились в настоящие карнавальные костюмы. Марафон бежали ирландские леприконы, баночки с йогуртом, цыплята и даже лошадь, состоявшая из двух бегунов и показавшая неплохой результат.

Все это создавало ту самую атмосферу, которую советская печать называла «атмосферой спортивного праздника». Зрители приходили в восторг, когда благодаря их ободряющим возгласам выдохшиеся спортсмены обретали новые силы, а сами марафонцы наслаждались вниманием. Другой пример совершенно особого духа этого марафона – поведение двух участников, которые сбавили темп и стали помогать бегуну, зашатавшемуся на последней сотне метров.

Нынешний марафон, кстати, побил прошлогодний рекорд по количеству участников. На старт вышли сразу 32 тыс. человек. В 2011 году их было 29 тыс. Поэтому одной из задач организаторов было избежать давки на финише. Все было оцеплено и огорожено, чтобы зрители не мешались под ногами у участников. В результате сам финиш видели только счастливчики с билетами на трибуны. Зато через металлический забор было отлично видно, как потом атлеты шли к специальной рампе, чтобы получить награду и сфотографироваться на память.

Медали достались всем, кто финишировал. И совершенно заслуженно. По лицам людей было видно, что для каждого марафон стал настоящей личной победой. Те, кто бежал впервые, доказали себе, что способны на это. А опытные марафонцы хвастались, что улучшили свой предыдущий результат. После фотосессии многие марафонцы подходили к ограждениям, чтобы переброситься парой слов с родственниками или друзьями. Некоторые не выдерживали и, вместо того чтобы идти к грузовикам с личными вещами, ложились или садились на асфальт у обочины.

Мне же представился случай задать пару вопросов. К моему удивлению, среди марафонцев оказались не только англичане. Француз Пьер приехал вместе с десятком коллег, чтобы сообща пройти дистанцию. На его поясе красовалась увесистая связка пустых бутылочек с голубоватой жидкостью. Он честно признался, что это энергетик, но эффект от него больше психологический.

Хрупкая миловидная девушка Ханна оказалась родом из Норвегии. И для нее это был пятый марафон. Причем бегала она не только в Лондоне, но и в Бостоне, где проводятся аналогичные соревнования. Были в толпе марафонцев и голландцы, и итальянцы, и немцы. Здорово показали себя кенийцы – признанные короли на больших дистанциях.

Огромная радостная толпа собралась у расположенных рядом с Моллом казарм конногвардейцев. Марафонцев в ней было видно сразу – большинство заметно прихрамывали, причем на обе ноги сразу. Одни отдыхали на газоне Сент-Джеймского парка, завернувшись в выданное спонсорами одеяло из фольги, другие делились впечатлениями, третьи гордо позировали туристам с камерами. Многие поспешили к ближайшим пабам, возле каждого из которых собралась внушительная толпа. В распоряжение спортсменов и болельщиков была отдана вся улица Уайт-холл, идущая от Вестминстера к Трафальгарской площади, где получились импровизированные народные гуляния.

В полдень среди финалистов трудно было найти новичков. В основном это были опытные бегуны. Однако мне повезло. На площади рядом с казармами конной гвардии прямо на массивной тумбе ограждения сидел, блаженно свесив ноги, щуплого вида юноша. Оказалось, что он бежал впервые. По его словам, главным стимулом для участия в марафоне стало желание испытать себя.

Впрочем, мало кто бежал марафон просто для себя. Большинство из тех бегунов, с которыми удалось пообщаться, взялись за это, чтобы собрать средства для различных благотворительных организаций. На майках можно было увидеть призывы поддержать фонды борьбы с раком, помощи ветеранам недавних войн, детям, бездомным животным и т.д. Самый яркий пример – 30-летняя Клэр Сквайрс, которая хотела собрать средства для кризисного центра в ее родном Лейсетершире. После марафона она получила 400 тыс. фунтов пожертвований, хоть и не завершила дистанцию. Клэр умерла, не добежав милю до финиша. До того она успела уже один раз поучаствовать в Лондонском марафоне и даже взойти на гору Килиманджаро ради привлечения внимания к очередному благотворительному проекту.

Девушка стала десятой жертвой Лондонского марафона, и ее гибель вызвала всплеск эмоций у обычно сдержанных британцев. Однако никто не испугался. Спортсмены написали в своих блогах, что готовы рисковать во имя благой цели и обязательно выйдут на старт в следующем году, чтобы дело Клэр Сквайрс продолжалось.